ruslanostashko

Category:

«Зомбированное население»: ещё один российский креакл высказался о согражданах

Камиинг-аут в плане отношения к согражданам совершил в эфире «Эха Москвы» певец Максим Леонидов. Этот представитель самопровозглашённой «творческой интеллигенции» назвал наш народ «зомбированным населением», а также выразил солидарность с Макаревичем, Серебрениковым и другими креаклами.

Поддержка конституционных поправок со стороны россиян продолжает вызывать острое жжение пониже спины у либерды.

https://www.youtube.com/watch?v=9chMfKMY3TM

С настойчивостью, достойной лучшего применения, «люди со светлыми лицами» наперебой стремятся озвучить свою позицию. Обозначить, что они – против решения народа. А заодно – высказать своё «фи», плюнув в коллектив, которые не оправдал их либеральных ожиданий.

Вот как это выглядит у певца Леонидова, отметившегося в эфире «Эха Москвы», где его откровения слушала «светлоликая» Ксения Ларина.

«К. Ларина:

― Вот увидела буквально Вашу фотографию в «Фейсбуке», ваше селфи, я так понимаю, с женой, когда Вы ходили на голосование. Всё-таки пошли и поставили крестик или букву «х» в квадратике «Нет». Почему Вы это сделали? Почему… Почему приняли такое решение? И, наверное, вопрос долго ли раздумывали над этим, как поступать?
 

М. Леонидов:

― Ну, в смысле решения за или против мы вообще не раздумывали, потому что решение совершенно очевидно. Я даже сейчас не хочу, ну, как бы это долго обсуждать, потому что я уверен, что и Вы, и все радиослушатели прекрасно понимают, что мы находимся в каком-то очень долгосрочном периоде даже не застоя, и не стагнации, а какой-то просто болотной жизни. Болотная не от слова «Болотная площадь», а от слова «болото». Поэтому, конечно, мы проголосовали против. Другое дело, что я некоторое время раздумывал и прислушивался к разным мнениям по поводу того, стоит ли вообще голосовать, потому что и та, и другая позиция, они, безусловно, достойны уважения и рассмотрения. Я прекрасно понимаю людей, которые говорят, что это, ну, как бы вся… вся процедура абсолютно не имеет никакого юридического смысла, что это незаконно, и что наше голосование, ну, не сыграет никакой роли в уже заранее принятом решении. Собственно говоря, о том, что решение принято, никто этого и не скрывал. Я видел собственно Эллу Памфилову у… у Познера в студии, где она абсолютно недвусмысленно сказала, что Владимир Владимирович мог бы этого вообще не делать, что это жест его доброй воли, он хочет увидеть народное как бы волеизъявление, а, в общем-то, это никому и не нужно. Как бы решение уже принято. И Познер сказал, ну, это понятно. Как бы он с этим согласился. Поэтому да, с одной стороны это действительно было бессмысленно. С другой стороны я всегда пытаюсь сделать так, как лучше для меня, как лучше для моей души, как я буду тебя лучше чувствовать. И мне кажется, что это единственно правильный критерий вообще, потому что это… это и есть самое главное – твой собственный комфорт, твой собственный разговор с самим собой. И в этом смысле мы приняли с женой решение всё-таки сходить и проголосовать так, как мы считаем нужным. То есть отметить в бюллетенях наше несогласие с этой процедурой».

https://echo.msk.ru/programs/dithyramb/2670689-echo/

Выразила ваша креакльская семья несогласие, и ладно. Это ваше право, у нас демократия, и вы проиграли, так что смиритесь. Но либерда не была бы сама собой, если бы проиграв, не попыталась принизить соперника, или хотя бы плюнуть ему на спину.

«К. Ларина:

― Для Андрея Макаревича, он об этом говорит довольно часто, таким поворотным моментом в отношении к власти и к нынешнему состоянию нашего государства был… та самая… Была та самая рокировка, когда вдруг… Потому, что до этого он вполне был лояльным гражданином, и тоже этого не стыдится, и не скрывает, потому что всегда какая-то надежда остаётся, особенно, ну… Ну, не буду в это вдаваться. Ну, короче говоря, вот он повторяет, что когда вот случилась… этот год, когда вдруг они решили сделать рокировку, и он вернулся, тут я понял, что это крупная… то самое слово, которое в эфире не произносится. И после этого у него совершенно изменилось отношение и к власти, и к конкретным людям из этой власти, и вообще к чему… ко всему, что происходит в стране. Простите за долгое предисловие, просто хочу Вас попросить, для Вас какой был момент такой, когда Вы вдруг совсем по-другому, но это посмотрели и по-другому это оценили всё, что происходит.
 

М. Леонидов:

― Мне кажется, что именно этот момент, он у нас совпал. Просто дело в том, что Андрей это испытал на собственной шкуре, так сказать. И я понимаю, что для него это было особенно остро. Но и для меня, и для многих моих товарищей, поскольку Андрей мой близкий товарищ очень долгое время, и не только Андрей, очень многие музыканты, кто попал… деятели культуры, кто попал сразу же в нежелательные списки, кто попал сразу же в поле зрения Ура-патриотических движений, все эти люди, многие из них мои друзья, и поэтому именно это явилось и для меня тоже такой как бы невозврата, мне кажется. Самое печальное, что мои переживания, мои как бы даже не претензии, а мои горькие, так сказать, раздумья, они связаны и не с властью даже большей частью, они связаны с абсолютно дремучестью большинства жителей этой страны. Я даже… У меня даже язык не поворачивается это назвать народом, потому что это разобщённое какое-то население, которое, если не брать Москву и Петербург, более или менее благополучные и думающие, какие-то вольнолюбивые всё-таки большие и в большей степени, во всяком случае в коренном населении города, то по просторам как бы российским большинство людей, оно вообще… оно лишено информации, оно настолько лениво и равнодушно, что по привычке смотрит пропагандистское телевидение, по привычке смотрит эти каналы, программы, и оно действительно… Я не люблю это слово, поскольку оно уже избитое, я имею в виду зомбирование. Понимаете?
 

К. Ларина:

― Да.
 

М. Леонидов:

― Но мне кажется, что действительно людям настолько заморочили голову, что результаты этого голосования… Я далек от мысли, что там какие-то результаты довольно сильно подтасованы. Где-то, наверное, подтасованы. Причем уверен, что это даже подтасовано не самой властью, которая вряд ли давала такие приказы, это подтасовано людьми на местах, которые в нашей российской действительности всегда опережают желание начальства, которые умирают от того, что случайно чихнули на лысину чиновника. И… и со времен Салтыкова-Щедрина и Чехова ничего в этом смысле не изменилось. Это раболепие, это чинопочитание, это лебезение перед власть имущими и пренебрежение к нижестоящим по социальной лестнице, это меня больше всего угнетает и расстраивает. Это прям меня повергает в какую-то депрессию, надо сказать, потому что если у меня еще были какие-то надежды, связанные с тем, что, ну, может быть… Знаете, всегда хочется верить в какое-то чудо, хотя даже знаешь, что, наверное, оно не произойдет. И всё-таки вот этот момент вчерашний, он меня абсолютно выбил из седла. Просто выбил из седла».

https://echo.msk.ru/programs/dithyramb/2670689-echo/

Ах, деление людей на сорта – это так по-либеральному. Дескать, вот столичные-то, москвичи да питерцы – это ух, это мыслящие люди. А всякие там замкадыши, не говоря уж о глубинных провинциалах – это зомбированное население, ай-ай-ай.

И потом все эти леонидовы возмущаются, когда по отношению к ним употребляется словосочетание «либеральный фашизм». Хотя сами изо всех сил ведут себя, чтобы соответствовать такому определению. Креаклы попросту не способны принять факт существования другого мнения. Смириться с тем, что они – в меньшинстве. Что их взгляды, сформировавшиеся в специфической среде медийщиков и представителей шоу-бизнеса, другим россиянам чужды.

Признать такое для либерды – недопустимо. Проще намалевать чёрной краской картину тотального зомбирования. А после вдобавок продемонстрировать двойные стандарты или даже просто банальную глупость, заявив, что в ельцинскую эпоху, дескать, такого не было.

«К. Ларина:

― Конечно же, вопрос, который хочет задать после таких печальных размышлений: чем это можно объяснить? В конце концов ведь не самый безграмотный… безграмотный… Не самая безграмотная нация в мире. Бывает и пострашнее. И в конце концов мы же пережили, ну, можно сказать, 2 оттепели. Но одну мы точно пережили вот вместе. Вот наше… наше с Вами поколение. Это вот перестроечное время. И тогда уж было точно ощущение другой страны именно по качеству граждан, по качеству населения, по общественному какому-то порыву к этой свободе, к миропониманию. А почему это возможно в какие-то периоды жизни, а в какие-то периоды жизни это просто вычеркивается из памяти, как ластиком стирается?

М. Леонидов:

― Ну, Вы знаете, во-первых, в период перестройки и дальнейшего ельцинского как бы вот обновления страны не было такой чудовищной пропагандистской машины. А ведь главным образом это законопослушание, не в хорошем смысле законопослушание, а плохом. Знаете, такой законо… даже не закона, а власти почитание, оно достигается главным образом безусловно за… за счёт федеральных массмедиа, за счет невероятной, очень плотной, очень профессионально, в данном случае как бы ужасно это не звучало, сделанной пропагандистской машины, отлаженной, поставленной на рельсы и так далее, и так далее».

https://echo.msk.ru/programs/dithyramb/2670689-echo/

В период Перестройки не было промывания мозгов? Ржали всей редакцией журнала «Огонёк». А также пришедшими ей на смену «уникальными журналистскими коллективами» изданий «Коммерсант» и «Ведомости», принадлежащих олигархам телеканалов вроде НТВ времён Гусинского и прочих мозгомоек.

Процент людей, пользующихся интернетом, в России растёт год от года. А креаклиат всё тянет эту унылую песню о «телевизионном зомбировании». Во-первых, потому, что, как я уже сказал, либерда просто не может признать за другими людьми право на несхожую точку зрения. А во-вторых – оттого, что креаклы сами хотели бы продолжать безнаказанно промывать мозги той же молодёжи. Но в последнее время у них начались всякие неприятности.

Именно из-за ощущения утери почвы под ногами креаклиата, певец Леонидов так активно поддерживает пропагандиста извращений Серебренникова.

«К. Ларина:

― Конечно, не могу не спросить Вас про так называемое театральное дело, которое длилось 3 года. 3 года людей мучали. 3 года людей истязали морально и психологически. И вот в итоге итог, извините, – да? – что признали виновными, оболгали, опозорили, вываляли в дерьме и выпустили на свободу. Ну, надеюсь, слушатели поняли, что я имею в виду дело «7-й студии». Кирилл СеребрЕнников, Алексей МалобрОдский, Софья АпфельбАум и Юрий Итин. Максим, Ваше отношение к этому делу? Следили ли Вы за ним? И как Вам кажется, для чего это было затеяно? И сразу 2-й вопрос, какое влияние окажет это на дальнейшую жизнь интеллигенции творческой? Или никакого?

М. Леонидов:

― Ну, видите, зачем оно было затеяно, я не знаю. Я могу догадываться или руководствоваться теми крохами информации, которые каким-то образом до меня долетают. Думаю, но это чисто моя догадка, думаю, что Серебренников… что… что под удар попали покровители Кирилла. У Кирилла были покровители в правительстве, которые оказывали ему всяческую поддержку, насколько я слышал, и при поддержке которых он получал это самое финансирование. И, видимо, скорее всего, как мне кажется, эти покровители попали под раздачу. Нашёлся кто-то сильнее, кто-то влиятельнее. И Кирилл, мне кажется, просто стал разменной монетой в борьбе каких-то других сил, про которые мы ничего не знаем. Дело в том, что, видите, наша власть, она ошибок не признаёт. И когда всё это закрутилось, было совершенно ясно, что этот маховик обратно не открутится, потому что это не по-пацански. По-пацански пацан сказал, пацан ответил. Пацан сказал, что Серебренников виноват, значит, Серебренников будет отвечать. Вот и всё. Значит, что собственно это дело продемонстрировало? Всё это дело театральное продемонстрировало, на мой взгляд, абсолютно непонимание властями Российской Федерации значения культуры в жизни страны вообще. Им кажется, и, наверное, в жизни многих начальников так оно и есть, что культура на их жизнь вообще никак не влияет. Возможно, на их жизнь она действительно не влияет. Я не знаю. Но на жизнь общества в перспективе она влияет невероятно. Страна, лишённая культура, лишена будущего, потому что вот дети, подростки, молодежь, лишённая культуры, которую заменили суррогатом, она не сможет ничего создавать, потому что именно культура учит людей быть людьми. А нелюди ничего создать не смогут хорошего. И в этом смысле я вижу огромную опасность, потому что они играют… они играют с огнём. Другое дело, что, видимо, им наплевать на это, потому что их дети, как правило, живут в Лондоне и в Нью-Йорке. И… И это, конечно, печально. Вообще мне кажется, что дана такая отмашка негласная. Сейчас модно не уважать интеллигенцию».

https://echo.msk.ru/programs/dithyramb/2670689-echo/

Понятно, да? Для креакла Леонидова культура – это та дрянь, которую годами пропагандирует Серебренников. Кто не смотрит на болтающиеся половые органы, на нескончаемый ряд голых задниц, из которых состоят спектакли пропагандиста дегенерации – тот нелюдь. Это прямо следует из пафосного трёпа Леонидова. И он, провозглашая такое, тут же ноет, что «модно не уважать интеллигенцию».

Какую интеллигенцию, Максим? Настоящую или самопровозглашённую? Настоящая – это учителя, инженеры, учёные, медики, уважение к которым на фоне эпидемии вообще взлетело до небес. Вот это – интеллигенция, и наш народ относится к ней прекрасно

А то, что называет интеллигенцией гражданин Леонидов – это богема, прямые коллеги Клима Чугункина и далее Полиграфа Полиграфовича Шарикова, игравших на балалайке по кабакам. Богема, которая нажирается водки, занюхивает её кокаином, а затем садится за руль, и убивает людей.

Этой как-бы-интеллигенции – в тюрьме место.

https://www.youtube.com/watch?v=DhItKmID7N8

Её следует выкинуть на помойку жизни, откуда самозваные претенденты в интеллигенты выползли. Я уже говорил – они уедут, Родина даже не заметит. И на этом фоне излияния Ксении Лариной звучат, как голос из дурдома.

«К. Ларина:

― Я вот недавно вспоминала фразу Паскаля, что если из Франции уедут 300 интеллектуалов, то она превратится в страну идиотов. Мы наблюдаем достаточно печальный поток из людей, причём, прежде всего тех, которых мы относим к интеллектуалам, которые покидают страну по разным причинам: от… из соображений безопасности, когда речь идет о возможном уголовном преследовании и прочее, заказном естественно, до… просто до ощущения противности, вот то, что собственно говорил Борис Акунин, когда уезжал. Да? Ну, видите, сейчас же не советское время. Вот Вы уезжали в Израиль в 90-м году. Да? Тут надо вспомнить, детям сказать, что тогда… ещё тогда… уже ещё тогда это держалось, это был 90-й год, это был все равно Советский Союз, и человек уезжал, как будто умирал. Навсегда. Никто не знал вообще когда это… когда… когда вы встретитесь. Никогда. Сейчас другое время. И сейчас с одной стороны люди могут вернуться в любую секунду. Я думаю, что для них это тоже важно понимать, когда изменится ситуация, я вернусь. А второе – это вот потрясающе циничная, опять же к тому, что Вы говорите, мантра, которую повторяют представители власти: «Граница открыта. Не нравится? Валите».
 

М. Леонидов― Да, да, да.
 

Л. Ларина― Вот это что… что… что это значит? Что может человек… последствия, на ваш взгляд, это может… может иметь для страны, для вообще… и для дальнейшего ее существования?
 

М. Леонидов― Ну, смотрите, это… Это растянется на довольно продолжительный временной период. И я надеюсь, что прежде, чем всё… вся страна просто рухнет, как-то что-то изменится и произойдёт, и, может быть, лучшие умы вернуться. Но, конечно, мне ужасно обидно, что наши учёные уезжают, потому что наука разрушена, наши музыканты уезжают, потому что работать невозможно, ну, и так далее, и так далее. Понимаете? То есть, ну, просто уезжают совестливые люди, которые не хотят иметь к этому отношения, которым неприятно находиться в этой атмосфере какой-то лживой… лживого вот этого псевдопатриотизма. Ведь подменены все понятия. Ведь тот, кто по-настоящему любит родину, я не… Да, мы их разделяем сейчас родину и… и власть. Ведь тот, кто по-настоящему любит родину, тот и переживает, тому не всё равно. Понимаете? Но… но, к сожалению, понятия подменены. Ну, ответ на Ваш вопрос кроется в самом вопросе. Ничего хорошего не будет, если отсюда будут продолжать уезжать лучшие люди. И это, к сожалению, какое-то, знаете, ярмо России, которое она несёт на протяжении очень-очень многих лет. Как в 17-м году стали уезжать… Кто не успел, тот, к сожалению, совсем уж проиграл. Да? Кто погиб. Кого уничтожили. Кто умер. Но вот такая получается обратная селекция. Чем меньше благородства, тем больше лжи, фальши, к сожалению, обмана и нищеты».

https://echo.msk.ru/programs/dithyramb/2670689-echo/

Вот уехал Леонидов в Израиль в 1990-м году, и прекрасно. Не вернулся бы – Россия бы ничего не потеряла. Ну да, не было бы в репертуаре отечественных радиостанций пары некогда модных шлягеров. Но это, я считаю, приемлемая цена за избавление нас от присутствия очередного лицедея, возомнившего себя «совестью нации». Да и то, он вполне мог бы и в Израиле свои шлягеры писать, и даже на русском. Так что никуда бы его песни не делись. Жаль, что назад припёрся.

Пусть бы любил родину в Израиле. И там разделял любовь к ней и отношение к власти. На гей-парады ходил, на спектакли деятелей вроде Серебренникова, да куда угодно. И голосовать бы не пришлось, и рассказывать, что народ не тот – тоже.

Лучшие люди – они всегда тут, дома. Никуда они уезжать не собираются. Трудятся, созидают, растят детей, выполняют свой долг в самых разных сферах жизни. Но их не зовёт в эфир «Эха Москвы» коллективная Ксения Ларина, потому что взгляды настоящих лучших людей – кардинально противоположны креакльским. 

А Путина лучшие люди тоже критикуют, не без этого.

Преимущественно – за то, что он слишком уж либеральничает с теми, кто обзывает наш народ «зомбированным», «нелюдью» и прочими эпитетами, за которые надо гражданства лишать.

Наверное, следует уже на сайте РОИ соответствующую петицию создавать, о лишении гражданства за оскорбление достоинства народа России. Что скажете, поддержали бы?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded